Юрий Согис. Латвийцы за границей: мифы сарафанного радио

__________________________________________

Юрий Согис. Наши за границей: мифы сарафанного радио
Foto: LETA
В июле 2013 года министр экономики Павлютс инициировал "план мероприятий по ре-эмиграции". Прекраснодушие министра оттранслировалось в цифры по финансированию этих мероприятий: на 2014 году — 1 098 000 евро; 2015 году — 1 193 000 евро, 2016 году — 1 200 000 евро.

Предполагалось, что в реализации плана примут участие аж семь министерств. План был с шумом анонсирован, но постепенно шумиха улеглась. Денежки потихоньку "осваиваются" госструктурами на проведение фуршетов и оформление отчетности, а программа "ре-эмиграции", как и многое в нашей сказочной стране, оказалась мифом. Кто бы сомневался. Ведь латвийское правительство объективно не заинтересовано в возвращении "гастарбайтеров". Рабочих мест для них нет.

Замечательный американский философ Джозеф Кэмпбелл написал книгу "Сила мифа". Кэмпбелл всю жизнь изучал сказания, легенды и мифы примитивных племен по всему Земному шару и пришел к выводу, что сила мифа настолько велика, что материализуется загадочным образом в действиях целых народов. Если бы Кэмпбелла удалось оживить и пригласить в Латвию, он наверняка написал бы новую книгу: "Сила сарафанного радио".

Латвийская эмиграция — будь то "старая", будь то "новая" — живет слухами из "сарафанного радио" и мифами. Это мифологизация прошлого и идеализация будущего. Или наоборот. Но до "старой эмиграции" нужно дожить (минимум 10-15 лет проживания в стране переселения). Поговорим о мифах "новой латвийской эмиграции", детальной статистикой о которой не располагает даже Посол Латвии в Великобритании Его Великолепие и Высокопревосходительство Андрис Тейкманис.

Главный миф гласит: "Подзаработаем и вернемся в Латвию на белом коне". Х-м-м… Где и когда можно "подзаработать", вкалывая в 2 смены за "минималку"? А ведь за "минималку" работает до 80% уехавших "на заработки" в Ирландию и Англию латвийцев. Перечень их профессий известен: "китчен портер", нянечка, горничная, уборщик, рассыльный, повар, "сортер", "пэкер", грузчик, "scavenger" (перебиратель мусора), подсобник, "человек-сэндвич", ночной портье, складской рабочий. Особняком стоят сертифицированные медсестры, непьющие (!) строители-отделочники и дальнобойщики. Эти категории зарабатывают до двух "минималок", а с переработками и того больше. Венцом творения на вершине пирамиды сидит легендарный "программер". Этот меньше чем за 30-35 тысяч "паундов" в год даже пальцем по "клаве" не ударит.

"Сарафанное радио" убедило тысячи наивных латвийцев, что "бритиши — лохи, их можно доить и доить". Черта с два. Британцы — жесткие прагматики. "Нацменов" из колониальных владений они веками пользовали и знают, как с ними управляться. Угадайте, кто кого реально доит? Система соцстрахования в Зап. Европе и в Англии была задумана для коренного населения, а не как программа для экономических беженцев из Латвии. Поэтому отъезд для многих звучит как сказка со счастливым концом. На самом деле "сказка" начинается уже "ТАМ"… Где ты, в сущности, никому не нужен.

Многие убеждены, что "свои нам всегда помогут". К сожалению, это не так. В эмиграции дружат "заездами" — сходятся ровесники одного круга, одновременно заехавшие в страну. На тех, кто приехал позже, смотрят свысока и настороженно. В отношениях много ревности: "удачникам" завидуют, "неудачников" презирают. Истории успеха — реального или мнимого — тиражируются. Истории прозябания в одиночестве и пьянстве замалчиваются. Латвийская диаспора разобщена и негласно строит свою иерархию, как в армии или на "зоне". А нашему правительству до этих "заплутавших сыновей", в сущности, нет дела.

Забавно, что многие из отъезжающих таращат глаза, когда им напоминают о языковом барьере. Некоторые предполагают, что "язык можно выучить, погрузившись в языковую среду". В "языковую среду" погружаются студенты. Но даже они — частично. В любой европейской стране местные предпочитают общаться в своем кругу. Иностранные студенты живут особняком — их объединяют сходные проблемы. Что касается "гастарбайтеров", то их сверхзадача — просто выжить. Невозможно изучать язык после ночного рейса или тяжелого дня на стройплощадке. Поэтому иммигранты в Англии общаются в основном со своими, или же на ломаном английском с начальством — примерно как Джамшут и Равшан.

Многие говорят о том, что устали от беспредела жадных латвийских работодателей и поэтому хотят за границу, поскольку там к ним "отнесутся по-человечески". Возможно, но при условии, что вновь прибывшие не составляют конкуренции местным жителям и согласны выполнять тяжелую, а порою и небезопасную работу за "минималку". Британия — особое место в плане отношения к инородцам. До конца 1940-х годов там в отелях висел плакат: "NO BLACKS, NO DOGS, NO IRISH". Сейчас-то его сняли. Надолго?

Многие бросают детей в Латвии на попечение родственников, разбивая тем самым свои семьи. Другие забирают детей с собой, надеясь, что те будут в Англии счастливы. Не факт. Дети эмигрантов испытывают неловкость перед сверстниками за свое происхождение. Они вырастут с другими ценностями. Первое поколение эмигрантов приносит себя в жертву без всяких гарантий на понимание и благодарность.

Вернемся теперь к программе "ре-эмиграции", которая была призвана переломить еще один стереотип: "мы никогда не вернемся в Латвию". Мало кто знает, что до 35% ирландских и итальянских переселенцев в США в первой половине XX века вернулись на Родину. Эти цифры не афишируются, поскольку не соответствуют голливудским мифам о волшебной стране Эльдорадо. Поэтому я согласен с послом Тейкманисом — минимум 20% из числа уехавших в Англию, да и вообще в Западную Европу латвийцев обязательно вернется домой в ближайшие 5 лет. Могу от себя добавить, что еще 20% вернется до 2025 года, вне зависимости от параметров мифической "программы ре-эмиграции". Остается выяснить, сколько латвийцев покинет Латвию за это время и сколько сгинет на чужбине. Тогда и подведем баланс…

Между тем ирландцы опять стаями потянулись с "изумрудного острова". За 2013 — 2014 гг., по данным "The Irish Times", эмиграция из Ирландии превысила 170 тысяч человек, из этого числа половину составили "гастарбайтеры" из Восточной Европы. За этот же период в Ирландию въехало 110 тысяч человек, из них более половины — ирландцы, уставшие маяться на чужбине. В последние годы до 20% иммигрантов в Ирландию составляют бразильцы. Им наверняка понравится в Ирландии климат. Мой приятель привез майку из Дублина с надписью: "Dublin Rain and Wind Festival: January 1 — December 31, 2014".

Расхожая мудрость гласит, что "там хорошо, где нас нет". Парадокс в том, что "там, где нас нет" может быть куда хуже, чем тут. О чем бы ни пело "сарафанное радио", самое лучшее место — там, где мы есть. Здесь и сейчас.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.7 (всего голосов: 14).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________