KlimPodkova: Русский кат

__________________________________________

Ни одно государство в мире в ходе своего развития не обошлось без института палачей. Россия не исключение. До 1996 года на Руси, в Московском царстве, Российской империи выносились смертные приговоры, которые приводил в исполнение палач, или как его называли на Руси – кат.

Правосудие по-русски

Самый старый свод законов Древнерусского государства Русская Правда (1016 год) мы бы сочли на удивление мягким. Смертная казнь предусматривалась только за убийство. Схваченного и изобличенного преступника должен был казнить кто-либо из родственников убитого. Если среди них такового не находилось, убийца отделывался штрафом в 40 гривен. Во всех остальных случаях предусматривался только денежный штраф.

Высшей мерой наказания считались «поток и разграбление» (высылка преступника или обращение его в рабство с полной конфискацией имущества). Согласитесь, такое законодательство кровожадным назвать нельзя никак.

В Двинской уставной грамоте от 1397 года впервые упоминается смертная казнь. Московский князь Василий Дмитриевич считал, что холоп, не желающий работать, государству не нужен и от таких Русскую землю надо избавлять, поэтому пойманного на краже в третий раз убивали.

Кат – не брат, небось не помилует

В Судебнике Ивана III (1497 г.) смертная казнь предусматривалась за преступления против государства (крамола), убийства, разбой, грабеж и конокрадство (как вы насчет введения смертной казни за угон автомобиля?). Казнили смертью за воровство в церкви и святотатство (наши славные предки «танцовщиц» из Pussy Riot посадили бы на кол). Появились такие виды наказания как битье кнутом, урезание ушей, языка, клеймение.

По мере того, как развивалось государство, количество статей, предусматривающих смертную казнь, все увеличивалось и увеличивалось. По Соборному уложению 1649 года смертной казнью каралось около 60 преступлений. Расширился и список казней: к существовавшим ранее четвертованию и сажанию на кол добавились сожжение, залитие горла металлом, повешение и закапывание в землю. За курение и нюхание табака рвали ноздри. (Вот так боролись наши предки за здоровье нации!)

Такое разнообразие штрафных санкций предусматривало наличие специалистов. Они, конечно же, были, но только в XVII веке любителям дали статус профессионалов и приравняли их тяжелое занятие к общественно полезному труду.

Непрестижная профессия

16 мая 1681 года Боярская дума своим приговором определила, чтобы «в каждом городе без палачей не быти». Так что если возникнет вопрос о дате профессионального праздника русского ката – 16 мая подходит лучше всего. Назначать в палачи полагалось охотников (добровольцев) из посадских и вольных людей, считались они служилыми людьми МВД (Разбойного приказа) и полагалось им жалованья 4 рубля в год.

Однако объявленные вакансии не заполнялись годами. Воеводы постоянно жаловались, что охотников ломать кости, бить кнутом, клеймить и рвать ноздри нет, а выбранные принуждением или соблазнившиеся высоким жалованьем скоро убегают. Не хотели русские люди идти в палачи.

Православная церковь открыто выказывало свое неприязненное отношение к палачам: кат лишался духовного окормления, не допускался к причастию. Если церковь еще принимала раскаявшихся разбойников, то случаев прощения церковью палача известен только один – в 1872 году Соловецкая обитель приняла бывшего ката Петровского.

Крепилась держава, росла и нужда в мастерах заплечных дел. В 1742 году Сенат предписал каждому уездному городу обзавестись палачом, губернскому городу - двумя, Москве и Санкт-Петербургу – тремя. Жалованье экзекуторам было увеличено вдвое, при императоре Павле I еще вдвое, и все же «специалистов» катастрофически не хватало. Во многих губернских городах некому было приводить в исполнение судебные приговоры.

Как решали проблему нехватки кадров

В 1804 году на всю Малороссию был всего 1 штатный палач. Губернатор края князь Алексей Куракин как ему казалось нашел выход из положения и направил в столицу предложение разрешить набирать в палачи из осужденных. В Сенате подивились смекалистости князя и дали добро.

В 1818 году ситуация повторилась в Санкт-Петербурге. Тогда почти одновременно в столице умерли два палача и тюремная администрация впала в ступор. В тюрьме копились осужденные, которые прежде чем отправиться по этапу должны были получить свою порцию кнута или клеймо на лоб. Петербургский градоначальник граф Милорадович вспомнил об инициативе Куракина и пошел тем же путем.

В 1833 году Государственный совет распространил практику уже на всю Российскую империю. В Сибири, где каторга была на каторге, первыми оценили «прелесть» предложения. А скоро экзекуторы из осужденных повсеместно вытеснили редких доброхотов. Практически с 1833 года все палачи в Российской империи вербовались исключительно из преступников.

Привилегированные осужденные

Чаще всего в палачи вызывались преступники, приговоренные кроме отсидки к телесным наказаниям. 30-40 ударов кнута часто означали смерть, после такого битья многие умирали на второй-третий день. Согласившийся на должность палача освобождался от порки, т.е. спасал свою жизнь. Но срок ему за это не скашивали. Палач оставался осужденным и продолжал отбывать свой срок в тюрьме.

Первоначально каты из уголовников даже продолжали сидеть в общей камере с остальными сидельцами, но от этой практики скоро отказались: слишком часто палачей находили по утрам мертвыми. «Ночью взял и повесился, совесть наверно замучила», - ухмыляясь объясняли сокамерники «самоубийцы» прибежавшему на ЧП начальству. Палачей стали селить в отдельные камеры, а если была возможность – для них строили отдельные помещения в тюремных дворах. И все же кадровый голод на палачей оставался насущной проблемой до начала XX века.

Дефицитные специалисты

В начале XX века Россию захлестнула волна революционного терроризма. В 1905-1906 годах было убито более 3,5 тыс. высокопоставленных государственных чиновников. Ответом властей в августе 1906 года были введены военно-полевые суды, предпочитавшие выносить для пойманных террористов очень скорые и исключительно смертные приговоры.  

Из-за нехватки палачей повешение стали заменять расстрелами. Казнь выполняли солдаты, скованные присягой. Командующие округами докладывали, что частое привлечение к расстрелам вредно влияет на солдат, и требовали, чтобы гражданских согласно закону вешали штатные палачи. Только где их было столько взять?

Немногочисленные штатные экзекуторы теперь большую часть времени проводили в командировках, их под конвоем перевозили из одного города в другой, где в тюрьме ката ожидала очередная партия кандальников. Иногда подобные командировки затягивались на месяцы. Одним из таких «вояжеров» был Филипьев, вешавший политических осужденных. В 1911 году при возвращении из очередной «командировки» он был опознан прочими пассажирами арестантского вагона и… До станции назначения живым Филипьев не доехал.

Палачи-«стахановцы»

XX век перевернул мир. Миллионы людей прошли через войну и перешагнули заповедь «не убий». Формулировки «революционная необходимость», «классовый враг» освобождали человека от груза моральной ответственности. Появились сотни, тысячи добровольных палачей. Они перестали быть изгоями общества. Им давали звания и ордена. Появились среди них и свои «передовики производства».

Самыми «выдающимися» были братья Иван и Василий Шигалевы, Эрнест Мач, Петр Магго, которые числясь «сотрудниками для особых поручений», выполняли расстрельные приговоры. Сколько человек были ими казнено, наверно не знают даже они сами, жертвы исчисляются сотнями и тысячами.

Однако всем им далеко до Василия Блохина. 29 лет, с 1924 по 1953г, числясь на различных должностях, он занимался исключительно расстрелами. Ему приписывают от 10 до 15 тысяч расстрелянных. «Работал» Блохин в кожаном фартуке ниже колен и картузе, на руки надевал кожаные краги. За расстрелы получил 7 орденов и окончил «службу» в звании генерал-майора.

Со смертью Сталина закончилась эпоха массовых репрессий, но расстрельные приговоры продолжали давать. Теперь казнили за убийства, изнасилования, бандитизм, шпионаж и за ряд экономических преступлений, когда размеры украденного превышали разумные пределы.

Заглянуть в душу палачу

Кто же они – люди, убивающие не солдат вражеской армии, не идеологических противников и не по личным мотивам, а… по работе? Что чувствуют профессиональные вешатели и стрелки? Сегодня многие из тех, кто «работал» в 60-70-х живы, давно нет государства, которому они обязались хранить молчание и это дает им право говорить.

Один рассказывает, что внимательно изучал приговор, чтобы убедить себя, что казнить предстоит нелюдя, не имеющего права на жизнь. Другой, наоборот, старался отстраниться от всего происходящего, сделать все как можно скорее и обо всем забыть. Третий честно признается, что после нескольких недель ночных кошмаров «переболел»,  и впоследствии не чувствовал ничего. Нет среди них одинаковых. Но при этом каждый из них говорит, что лучше сохранить жизнь десяти виновным, чем казнить одного невиновного.

 


Автор Клим Подкова

Источник: «Тайны и загадки» №23/2015
 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.4 (всего голосов: 7).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________