Русские в Прибалтике. Путешествие из Петербурга в... Лиссабон. Александр Запольскис

__________________________________________




Часть первая


У меня есть близкий родственник. Хотя жизнь нас разнесла сильно далеко, продолжаем дружить семьями и домами. Спасибо интернету и цифровой связи. Он живет в Литве, но по работе, да и по жизни, много ездит по Европе и общается с широким кругом самых разных людей. Потому часто рассказывает о реальной жизни "в цивилизованном мире" вещи порой даже для меня неожиданные. Во время одного из разговоров "про семью и про детей" у нас возникла идея сделать что-то вроде путевых заметок. Так что от меня тут лишь уточняющие вопросы и некоторая литературная обработка.

***

В последнее время, лет так пятьсот-шестьсот, не утихают споры а где, собственно, люди лучше живут - в "лапотной" России или в "просвещенных" Европах. И вроде бегут века, меняются способы подачи материала...

К примеру во времена Ивана Грозного это были куцые листы бумаги в половину формата А4, написанные беглым "диссидентом" князем Андреем Курбским и прочими вернувшимися с русской службы европейскими "гастарбайтерами", а сейчас это высокотехнологичный интернет, криптографическая квантовая связь, социальные сети и нейролингвистическое программирование.

Однако, не смотря на малопонятные слова из предыдущего предложения, в 21 веке люди в России и люди в Европе до обидного мало знают о жизни друг друга. Во-первых, как и во времена Ивана IV эта тема крайне идеологизирована, причём со всех сторон - как с нашей, так и европейской.

Скажешь неосторожно, мол, у нас или у вас люди хуже живут и... бердышом в табло конечно не получишь, однако администрация фейсбука "забанить" может на раз, а верные подписчики от избытка чувств негатива добавят - пришлют толпу злобных смайликов, гордо отпишутся, но при этом ещё долго будут отравлять ваш блог кислотно-язвительными комментариями.

Во-вторых, за несколько сотен лет так и не удалось победить дурную традицию, когда о жизни в других странах рассуждают люди дальше родного сельпо никогда не выезжавшие (первый экспертный уровень) или в лучшем случае бывавшие где-то в качестве туриста (экспертный уровень - бог).

Если с первыми и говорить не о чём, то со вторыми тоже говорить как бы не о чём. Ибо что может рассказать турист о реальной жизни людей в «европах», полежав недельку на пляже, поглазев на Эйфелеву башню и выпив пива с рулькой где-нибудь в Праге? Согласитесь, сложно судить о людях и стране, когда живёшь в пятизвёздочной гостинице, а все вокруг тебя радостно улыбаются за твои деньги.

Ну и последнее - Россию принято сравнивать с некой мифической объединённой Европой, а она ведь очень разная. Языки, культура, история, законы могут радикально отличаться на расстоянии каких-нибудь ста километров. Вот об этом и хотелось рассказать, без злобы, радостного придыхания и... идеологии.

А начнём мы своё путешествие с Прибалтики. Всё-таки из Питера выезжаем.

Прибалтика

В России принято видеть Прибалтику неким единым целым, не разделяя на Эстонию, Латвию и Литву. Это и понятно, там всё такое маленькое. В Таллинне позавтракал, сел в машину, в Риге пообедал, а через четыре часа поужинал в Вильнюсе. Но на этом единство и заканчивается. На национально-языковом уровне ничего общего.

Более того присутствует небольшое взаимное национальное презрение. В Эстонии есть устоявшееся историческое выражение: глуп как латыш. А в Литве латышей нежно называют лошадиными головами. Почему так сложилась - загадка. Между собой балтийские народы почти не конфликтовали, и исторические обиды должны отсутствовать, а поди ж ты. Все три страны идут по жизни своим путём, согласуя друг с другом только антироссийскую официальную повестку, но писать об этом скучно.

С национальной точки зрения стоит отметить ещё один забавный и в общем-то грустный аспект. За почти 30 лет независимости титульные народы основательно забыли русский и так и не выучили английский до утерянного уровня русского языка. Как результат есть большие проблемы общения между собой. В Таллинне довелось несколько раз столкнуться с обслуживающим персоналом, владеющим только родным наречием. Один раз нас чуть до истерики не довели.

Дело было в пиццерии в старом городе. Мы с женой поели и пошли к барной стойке расплачиваться. Даю мальчику-официанту (лет 25) пятьдесят евро, а он не берёт, лопочет что-то по-своему. По-русски не понимает, по-английски тоже. Супруга стала слегка паниковать, чего он от нас хочет, и заговорила с ним по-испански. После чего эстонский мальчик совсем сник и стал на нас смотреть как-то затравлено. Оказалось у него сдачи не было, а сказать не может...

Как следствие подобной ситуации в Прибалтике расплодились платные курсы русского языка. Помогает это, правда, слабо.

Резюмируя национально-языковую тему нельзя не отметить – в российском медиапространстве тема национальных противоречий сильно преувеличена. Если посмотреть российское телевидение или почитать рунет, то может сложиться ошибочное впечатление, что тут чуть ли не война... А это не так, совсем не так.

Где-то в 2008, 2014 годах некие национальные трения носили острый характер. Сейчас это в прошлом. В Эстонии и Латвии с самого начала сложились фактически два параллельных мира – титульной нации и не титульной. Они как существовали, так и существуют раздельно друг от друга. А в Литве подобного не было никогда. Русофобия на бытовом уровне, безусловно, присутствует, но она очень необычная. То есть ко мне лично мои литовские знакомые могут относиться просто прекрасно, приглашать в гости на дни рожденья, новоселья, ну или на байдарках покататься, а вот к русским вообще они относятся плохо.

Или, к примеру, вы нанимаете гида, для того чтобы он профессионально рассказал вашим гостям из России и Белоруссии об истории города, а он с благожелательной улыбкой им полчаса на русском вещает об ужасах советской оккупации. Такое случалось и в Вильнюсе, и в Таллине. В Вильнюсе это было статусное мероприятие, гости нашей компании из РФ и РБ, а тут такое. Директриса схватила гида за рукав, отвела в сторону и на литовском, чтобы гости не поняли, задала гиду конкретный вопрос: «Что вы несёте? Это же гости из России!» Гид ответил: «Ну, надо, и вообще у меня инструкция!» И в них подобное уживается весьма гармонично.

Что касается русского населения, то оно вполне интегрировалось в местное общество и никаких революционных порывов не испытывает. Что в Эстонии, что в Литве или Латвии русские в достаточной степени овладели титульными языками, смирились со статусом нацменьшинства и в основном сосредоточены на решении бытовых и материальных вопросов.

Дети ходят в школы. У кого – в титульные, у кого – в формально русские. Пишу – формально, потому что в рюкзаке моего старшего сына одинадцатиклассника половина учебников на литовском. Все контрольные работы – только на литовском, экзамены тоже. Если, или вернее когда, все школы станут формально не русскими, население это тихо проглотит. Разве что побухтит для вида. Всё как везде, всем надо решать вопросы ипотеки, кредитов и кризиса среднего возраста.

Как-никак с момента безвременной кончины СССР минуло аж 27 очень долгих лет. Огромное количество людей в новой реальности прожили большую часть сознательной жизни. Дискриминация по языковому признаку, конечно, есть, но за такой срок она значительно поистёрлась, и если вы не претендуете на высокие государственные посты, то все другие дороги вам открыты. И всё зависит только от ваших личных способностей.

Да и с точки зрения капитализма нет абсолютно никакой разницы, какого цвета кошка будет ловить мышей. Прибалтийские работодатели уже достаточно давно перестали обращать внимание на акцент и фамилию работника, главное чтобы прибыль приносил.

А уж новое поколение вообще не видит никаких проблем в необходимости использования титульного языка во всех сферах. Оно с этим выросло, язык освоило, да если честно - это на самом деле не так уж сложно.

Более того, когда начинаешь хорошо понимать эстонский, латышский или литовский, то вдруг осознаёшь всю бесполезность этих "великих" языков. Потому что за ними ничего нет, сплошной вакуум. Научная литература - или английская или русская. Юмор - только русский, переведённый и слегка адаптированный на местный лад. Кино, беллетристика - всё зарубежное. Национальный интернет - пяток ресурсов и всё. Когда указываешь на сей прискорбный факт титульному населению, то оно свою позицию аргументирует односложно и ёмко – «Неправда! Это в тебе великодержавный русский шовинизм играет!».

Ну, и ладно - с ним родились, с ним и помрём. Тем более, что борьба против русского за, так сказать, «родную мову» привела к тотальной англоизации (не знаю есть ли такой термин) многих сфер жизни. Евросоюзные законы и директивы - на английском, общение с европейскими партнёрами, а так же с присланными оттуда руководителями – тоже на языке Шейкспира, внутренняя переписка во многих местных компаниях – частично или полностью на английском, а иначе забугорное начальство не прочитает, всевозможные технические семинары – на языке туманного Альбина. Словом – вам не нравился русский, учите английский.

В российских СМИ постоянно муссируется тема вымирающей Прибалтики. Это одновременно и правда, и неправда. То есть за время независимости отсюда уехало в сумме почти полтора миллиона человек. Но по республикам эта беда прошлась весьма неравномерно.

Эстония пострадала меньше всего, потеряла около 200 тысяч, и что главное - в прошлом году вышла в миграционный нулевой баланс. Латвия с Литвой пострадали больше и пока продолжают терять население. Литва вообще уже почти целого миллиона лишилась.

Наверное, такие миграционные тенденции связаны с уровнем советской индустриализации. В Эстонии её было меньше всего, в Латвии-Литве значительно больше. Она тихо загибается, не перенеся евросоюзных реалий, соответственно высвобождаются люди, и их надо куда-то девать. Потому в Прибалтике бытует мнение, что с окончанием процесса деиндустриализации (тут его называют адаптацией и конвергенцией) миграционные процессы стабилизируются, как в Эстонии.

В жизни прибалтийская депопуляция выглядит любопытно. Едешь из Риги в Таллин, а вокруг, как в Сибири, ни огонька – только заброшенные домишки пустыми окнами грустно в небо смотрят. А, к примеру, в Литве миграция выражается в массовом исчезновении мужчин в провинциальных городках и посёлках. В прошлом году пришлось поучаствовать на собрании родственников на день всех святых. В зале на трёх мужчин пришлось двенадцать женщин. Ну, просто бабье царство. А где мужья? А они все на заработках в Норвегии, Дании, Швеции.

И хоть женщины и тоскуют по любимым, однако относятся к ситуации спокойно. Мужья присылают домой по тысяче-полторы евро в месяц, что позволяет очень достойно существовать, платить ипотеку, покупать машины и пару раз в год кататься в заграничный отпуск.

Да и вообще, страшно подумать, что было бы без возможности массового оттока трудовых ресурсов в Европу. А так всё очень прилично и достойно. Что будет лет через десять-двадцать – никто не думает, но об этом позже.

Согласно официальной экономической статистике среди прибалтийских республик лидером считается Эстония, а Литва в замыкающих, Латвия посерёдке. По крайней мере, в Литве Эстонию как пример поминают и к месту и не к месту, а вот в Эстонии почему-то в качестве маяка склоняют Польшу. Если судить по сухим цифрам зарплат, то это, безусловно, так - в Эстонии они самые большие, номинально. Только вот сами эстонцы такому лидерству как-то не сильно рады.

В вопросе доходов очень любопытно посмотреть на таллинские кафе и рестораны, те, что в центре города, а также на рождественскую ярмарку. Любопытно в том плане, что эстонец там очень редкий гость, одни финны, да россияне. К примеру, в той же Литве, которая вроде бы в отстающих, местные – главные клиенты кафе и всевозможных праздничных ярмарок.

В Прибалтике доходы номинально как бы растут, однако их рост мгновенно съедается растущей стоимостью жизни. Вот в конце прошлого года в Литве подняли пенсии почти на 30 евро, и одновременно подняли цену за газ и электричество на 15-20%. В результате пенсионеры ничего не выиграли.

Зарплаты тоже вроде вверх ползут, конечно, не на декларируемые властями цифры, но всё-таки. Однако после перехода в еврозону подорожание всего и вся в низовом ценовом сегменте произошло в разы. Вроде катушки ниток, которая в литах стоила один лит, а в евро стала стоить один евро. Курс 3.45 лита - 1 евро. Тарелка простого супа в кафешке стоила 3 лита, теперь 3 евро. И так везде. Причём, чем выше средняя зарплата, тем выше прыгнули цены.

В результате парадокс - в Литве люди финансово чувствуют себя лучше, чем в Латвии или Эстонии, при номинально меньшей зарплате. Простые люди евро массово недовольны, но кого волнует их мнение?

Многих, наверное, интересует главный вопрос - а довольны ли местные русские, и нерусские новыми социально-экономическими реалиями? Простого ответа нет, но можно смело сказать – активного протеста настоящее не вызывает. Как уже писал выше, национальный аспект сглажен и потерял свою актуальность. Те, кто был принципиально возмущён национальной дискриминацией, попросту уехали. Благо границы открыты как для граждан, так и неграждан.

Оставшиеся смирились и интегрировались. Максимальный возможный уровень протеста - возложение цветов на 9 мая и георгиевская ленточка на машинке. Всё, дальше полная лояльность или вернее равнодушие и очень простое решение – если в этой стране мы лишние, то мы просто уедем. Причём такой точки зрения придерживаются как русские, так и титульные, разве что процент уехавших среди русского населения примерно в два раза выше.

Надо быть объективным – жизнь в Прибалтике более-менее спокойна и в материальном плане лучше, чем при СССР. На дорогах полно машин, магазины, полное отсутствие дефицита, Турция, Египет... При медианной средней зарплате в 500-700 евро (на двоих 1000-1400) семья из трёх человек может откладывать до 200 евро и даже позволить себе скромный отпуск на Балтийском море, благо оно рядом, ну, или в Болгарии, там весьма бюджетно. Да, пенсионерам жить тяжело. Но, голода среди них или, к примеру, массовых неплатежей за коммунальные услуги нет. Мои родители получают на двоих 660 евро пенсии, отдают 150 за коммунальные услуги, и оставшихся средств им вполне хватает на проживание.

Конечно, перспективы Прибалтики очень туманны. Относительное благополучие держится на европейских дотациях и возможности стравливать пар социального недовольства в виде свободного экспорта ненужных людей. Мигранты очень серьёзно поддерживают денежными переводами достойный уровень жизни в провинции. Понятно, что рано или поздно это закончится – дотации, как и денежные переводы из Европы, прекратятся. Налоги и цены будут значительно увеличены – государство же содержать всё равно надо. Пенсионный возраст будет увеличен, хотя он и сейчас уже 65 лет для мужчин и женщин. В планах - 67...

Но это всё будет потом, а сейчас всё более или менее благополучно. И вот это - пока, - сейчас является главным определяющим императивом мировосприятия абсолютного большинства населения. Вот конкретно сейчас хорошо и ладно, а будущее, да кто ж его знает, как оно там все сложится.

И, кажется, Прибалтику мы и проехали, дальше у нас Польша...


Часть вторая



Путешествие на машине из Эстонии в Польшу очень приятно полным отсутствием формальных границ. Шенген как-никак. Едешь себе едешь, потом вдруг за окном проносится абсолютно безлюдный пограничный комплекс домиков с навесами, и ты уже за границей. А там собственно всё то же самое – лес, трава, небо... Хотя нет, в Польше чуть-чуть иначе.

В первом же населенном пункте вас встречают исторические графити. Первое – Litwa дальше неприличное (переводим как «Литва вон»). Господи, что я вам сделал? Я ж только въехал! А второе – «Wilno nasze» («Вильнюс наш»). И вот эти люди нас за Крым ругают? А за пригорком уже мерещатся польские жолнёры князя Вишневецкого с каким-нибудь Лжедмитрием в придачу.

Ан нет, за пригорком пасётся экипаж польской пограничной стражи. Вообще-то их там быть не должно по правилам шенгена, но паньство плевало на евросоюзные правила – отъехали от границы чуток и стоят красавцы, документы проверяют. Что касается самих надписей, то они там уже лет 25-30, и, по-моему, путешественники их используют в качестве дорожных ориентиров. Увидел "Литва вон" - всё нормально, Польша, правильно еду.

А вообще-то, что ты уже в Польше, ясно сразу – пока по Литве катишься, вокруг одни ели, сосны, да развалины колхозной инфраструктуры, а границу пересёк, и сразу тебя окружают вывески - "покои", "ночлеги", "пирОги", мебель с шубами... Такое впечатление, что вся страна бросилась друг друга кормить "пирОгами", предлагать "покои" и продавать шубы. Хотя нет, вывески про мебель и шубы продублированы на русском. Очевидно, шубы всё-таки для русской целевой аудитории.

Хотя сам бизнес, как правило, очень мелкий. Даже если он крупный, они всё делают как абсолютно посторонние люди, временно работающие на одном объекте. Наверное, сказывается национальный характер – чтобы поляк с поляком договорились и начали действовать сообща, да без обмана, должны сойтись все звёзды на небе.

Лет двадцать назад, когда я только начинал вести дела с польскими партнёрами, меня сильно бесила ситуация – договорился с одним, второй обязательно не согласен, нашёл компромисс со вторым, так тогда первый встаёт в третью позицию и говорит «НЕТ». Тихо найти общее решение между собой – ни за что, они ж гордые! Я тогда думал, как же они в прошлом Польское королевство-то создали от моря до моря с таким командным духом, и так и не постиг. Однако, как они смогли его потерять, стало предельно ясно.

Предприимчивость поляков, европейские деньги и два нюанса, о которых расскажу позднее, наверное, объясняют, почему самые благополучные в Прибалтике эстонцы выбрали Польшу в качестве объекта зависти. Зарплаты, что медианная средняя, что минимальная – почти как в Эстонии. Медианная чуть выше, где-то около 800 евро (нетто), минималка такая же – около 480 (нетто).

Казалось бы, чему тут завидовать? Цены, цены и ещё раз цены! Они не эстонские и даже не литовские (самая бедная прибалтийская "сестрёнка"), они гораздо ниже. Все соседние страны ЕС перманентно отовариваются в приграничных польских магазинах на системной основе. Шоптуры по масштабу не уступают колбасным электричкам в Москву во времена СССР. В литовской прессе даже ведётся постоянный мониторинг соотношения розничных цен.

Для понимания структуры момента привожу последние сравнение. Продуктовая корзина состоящая из банальных ежедневных продуктов, вроде молока, масла, сыра... в Польше стоила около 15 евро, а в Литве потянула аж на 25! Тут всё дешевле, и бензин, и одежда, и лекарства. Розничная цена инсулиновой помпы в польской аптеке меньше, чем оптовая в Латвии. Объясняется сей парадокс просто – Польша не в зоне евро, что позволило избежать ценового шока, произошедшего в Прибалтике после введения европейской валюты. Что касается пользы евро, то Польша – пример положительный, а Прибалтика – отрицательный.

Второй нюанс, поддерживающий низкий уровень цен – мигранты, украинские. После 2014 года произошло замещение уехавших в западную Европу поляков (где-то около 2 млн) на соседних украинцев (последняя цифра – около1,5 млн). Поляки уехали на минималку в 1100 евро, украинцы приехали на 480 и заняли практически все пустующие низкооплачиваемые места. Которые, кстати, уже закончились.

Польские власти принялись в прошлом году вводить отдельные налоги на работающих мигрантов, чтобы ограничить их поток. Украинцы с удовольствием поехали бы дальше на Запад, но только Польша с Литвой согласились массово выдавать разрешения на работу. В других странах ЕС – только в оперу “каву” пить.

Сколько тут украинцев на самом деле? Очень много. Они везде – в магазине за кассой, официанты и заправщики... Украинская речь (в большинстве русская с южным акцентом) - повсюду. В последний мой приезд вдруг обратил внимание, что молодые украинки на публике стараются говорить только на польском. Может, это простое совпадение, но если обратить внимание на отношение поляков к украинцам, то может и не совпадение.

Отношение – жалостливое и одновременно презрительное. Польский менеджер у всех на виду, не стесняясь, может обозвать очень нехорошими словами украинскую кассиршу, которая где-то накосячила. Общий тон разговора – как у пана с крепостным. Шляхетские гены очевидно играют. Но как бы то ни было в Польше на абсолютно всех уровнях признаётся – украинцы приносят очень большую пользу стране.

Польские власти с проявлениями расизма стараются бороться визуально – плакатиками. Наглядной агитацией пытаются убедить "шляхту", что украинцы тоже люди и оскорблять их не хорошо. Действует ли это – не ясно. Но ясно другое – дети этих украинцев будут поляками, от настоящего паньства неотличимыми. Украинцы тут полонизируются с невероятной скоростью.

Наверное, многих удивит, но поляки и русские очень похожи друг на друга... полным нигилизмом к установленным правилам. Если вам надо обойти какое-нибудь дурацкое европейское ограничение, выбираете в партнёры поляка – не прогадаете.

Помню у моей конторы случился ценовой конфликт с представительством одной французской компании в Риге. Мы попытались выйти на представительства этой же компании в Финляндии, Дании, Германии и Польше. Все, кроме поляков, ответили отказом, мол партнёрский договор запрещает торговать с вами в обход Рижского офиса, а поляки согласились – сразу!

Правда, если этот же нигилизм видишь на дороге, то становиться страшно. В Польше радаров, как у дурака фантиков, полицейские засады через каждые километров пятьдесят, а ляхи летают так – будто все они депутаты сейма с полным иммунитетом и у каждого по десять жизней.

Вообще Польшa внешне мало отличается от той же Прибалтики. Серое социалистическое прошлое, в деревнях экипажи на конной тяге, заброшенные коровники, растаявший асфальт и обшарпанные здания в центре польских городков и... какое-то невообразимое количество строящихся инфраструктурных объектов - магистралей, дорожных развязок и так далее.

Поляки очень торопятся до 2021 года израсходовать все выделенные европейские деньги. Выглядит это порой смешно. Кусок строящейся дороги – километров 50, и по два-три работника на километр, один из них явно начальник. Однако понять их легко. В Польше всё создаётся только на деньги ЕС. Если Брюссель с деньгами жмётся, то паньство ничего не делает.

В качестве иллюстрации приведу следующий пример. Решила как-то администрация польского провинциального городка Августов построить объездную дорогу и спасти своих избирателей от большегрузного транспорта, дено-нощно отравляющего жизнь людям. Проект нарисовали и... ЕС похоронило стройку, ибо дорога должна была идти через заповедный августовский лес. Еврокомиссия просто заблокировала финансирование и всё, проект сдох, а люди продолжают страдать от шума и выхлопных газов. Сами поляки даже не собирались за себя платить.

Думаю, многим интересна тема сноса советских памятников и солдатских могил. На самом деле пока всё это точечные, разовые акции, и в основном польские власти присматривают, заботятся, чинят... хотя в последние десять лет видна явная небрежность. Однако нехорошая тенденция налицо – местные самоуправления достаточно рутинно поднимают вопросы сноса памятников и переноса останков советских солдат куда-нибудь подальше за город.

Сами поляки на вопрос об их личном отношении к вышеизложенным процессам обычно ничего не отвечают. Молчат и пожимают плечами. Тема явно табуирована, а может им просто по-человечески неудобно. Те немногие, согласившиеся прокомментировать, объясняют следующим образом: "Ваши памятники, могилы, обелиски на центральных площадях наших городов – не знак вашей Победы, а знак нашего поражения. Мы ведь тогда проиграли и немцам, и русским... Для воспитания патриотов нужны символы наших побед, а не поражений".

Поляки внешне очень патриотичны, красно-белый флажок на машинке, гордый взгляд и шляхетская осанка. Доводилось слышать, что если бы русские в 1939 не ударили в спину, да французы с англичанами побыстрее объявили бы войну Гитлеру, то мы бы ух! Что "ух" я так и не понял. И они даже помнят, что русские у них отняли Вильнюс, Брест и Львов.

Но в жизни всё как-то прозаичнее. Ежегодные интернет-опросы на тему согласия защитить с оружием в руках Великую Польшу от империалистических хищников (если что, то хищники это мы) показывают печальную динамику падения желающих умереть под гусеницами русских танков с 45-50% в 1999 году до 25% в 2018! В 2014 на фоне украинского кризиса был скачёк вверх, временный.

И это только полбеды. В юго-восточной Польше был скандал с памятными знаками УПА (организация запрещена в России). Мало того, что часть их была установлена законно, так ведь простые поляки ежедневно ездили мимо них и никак это безобразие не устраняли. Буржуазное болото засасывает польских обывателей со страшной силой, убивая пассионарность и патриотизм.

Польские власти это видят и пытаются с этим бороться через школы, фильмы... и, к сожалению, памятники нашим солдатам. Что поделать, русофобия – сейчас составная часть любого прибалтийского и польского официального патриотизма. Кто победит? Телевизор или холодильник? Будем надеяться холодильник.

По уровню жизни Польша находится в той же группе, что и Прибалтика. Разве что несколько богаче, но лишь относительно Литвы или Эстонии. Несмотря на четверть века "европейской общности" водораздел по уровню доходов между Восточной и Западной Европой никуда не делся. Правда, разница не столько в статистических цифрах, сколько в принципиальном отличии организации жизни. Тут термин "по паритету покупательской способности" приобретает вполне осязаемые черты.

В прошлом году компания Fujitsu искала ИТ-специалиста для работы в структурах ЕС в Брюсселе. Кандидаты должны были быть из Восточной Европы, граждане ЕС. Предлагалась хорошая по бельгийским меркам зарплата – 3200 Евро (нетто)... и желающих не нашлось. В течение года все кандидаты из Прибалтики и Польши отказались! Зарплата не привлекла! Вроде раза в два больше чем дома, но так ведь и цены раза в два выше!

Предложенный оклад казался шоколадным, только если получать его в Брюсселе, но жить при этом в Варшаве. Потому что та же по содержанию корзина расходов в Бельгии по местным ценам, оставляла от заявленной суммы на руках денег существенно меньше, чем средний поляк имеет дома при "маленькой" польской зарплате.

А как же "польские сантехники" в Германии или Великобритании? Все просто. На заработки уезжают те, кто не смог устроиться дома. Имея выбор между рыбоконсервным заводом в Шотландии и польскими клубничными грядками, они выбирают Шотландию, потому что там платят много больше. Тогда как состоявшимся специалистам дома явно комфортнее, чем в Европе.

Отнюдь не все удачно вписались в рынок, но с учётом проседания качества жизни в старой Европе отдельные социальные группы даже сравнялись с коллегами из Германии, Франции или Бельгии. Именно отсюда берется местное убеждение в правильности решения "отделиться от русских и пойти в Европу".

Читать о претензиях поляков на некое лидерство в ЕС, как, впрочем, и о неком антиевропейском фрондёрстве – забавно. Для лидерства нет никаких предпосылок, им бы свои собственные территории освоить – до сих пор бывшие прусские земли крайне редко населены. Немцев выгнали, а самих поляков так и не хватило на освоение новоприобретенных воеводств.

Польша от моря до моря для простых поляков сейчас не больше чем красивая история, и, наверное, это очень хорошо. Но именно что для простых. На политическом уровне ее преподносят существенно иначе. Впрочем подобное вообще характерно для большинства европейских стран. Особенно постсоветских.

Пока же страна поставляет рабочую силу на запад, компенсируя убыль рабочих рук притоком временных рабочих от своих восточных соседей. Прежде всего – из Украины. Сами поляки "за гроши" собирать клубнику или выполнять другую аналогичную по тяжести и условиям труда работу уже не хотят. Считают ниже своего уровня.

Раз украинцы на него соглашаются, значит, они тоже, того, ниже. Это несколько греет душу в их непростой жизни, позволяя ощущать себя "людьми серьезными, не то, что некоторые". Такой уж у них менталитет. В чем-то производящий впечатление барабана. Снаружи блеск, амбиции и гонор, а внутри пустота местечковой психологии.

Впрочем, вот Польша и закончилась. Она на самом деле тоже маленькая. На пути у нас «Неметчина» и, увы, тут следует признать, если ляхи с прибалтами жизнь все еще по чуть-чуть хоть как-то улучшают, то старая Европа, кажется, уже начала откровенно катиться вниз...

Александр Запольскис

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.6 (всего голосов: 14).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________