Русский след Галлиполи

__________________________________

 




26 ноября 1920 года на полуостров Галлиполи высадился российский корпус под командованием генерала Александра Кутепова

Небольшой полуостров между Саросским заливом Эгейского моря и проливом Дарданеллы, Гелиболу (Галлиполи) мало знаком россиянам, особенно тем, кто привык ассоциировать Турцию исключительно с пляжами Анталии.


 

Тем не менее, именно это место накрепко связано с русской историей и занимает особое положение в российско-турецких отношениях.

Пожалуй, самым трагическим памятником Галлиполийского полуострова является монумент, возведенный вручную русскими войнами Первого Армейского Корпуса Царской Армии в честь погибших солдат и офицеров во время эвакуации времен гражданской войны.

26 ноября 1920 года, после окончания Гражданской войны, сюда, на полуостров Галлиполи высадилась часть Белой армии, а именно российский корпус под командованием генерала Александра Кутепова.

В этот день, под непрекращающийся осенний проливной дождь на рейде портового городка Галлиполи встали русские пароходы «Херсон» и «Саратов», пришедшие из Константинополя.

На них прибыли первые из почти тридцати тысяч русских людей — военных и гражданских, в том числе женщины и дети которым здесь, в разрушенной землетрясением, мародерами и бомбардировкой земле, предстояло стать беженцами.

Это были те, о ком позднее так точно сказал Маяковский: «...к туркам в дыру, в Дарданеллы узкие, плыли завтрашние галлиполийцы, плыли вчерашние русские…»

Для размещения русских частей была назначена долина пересыхающей летом каменистой речки Биюкдере в 6-ти километрах западнее города — унылое безлюдное.

В 1919 г. здесь располагался английский военный лагерь, обитатели которого из-за обилия змей и зарослей шиповника называли это место «Долиной роз и смерти». Русские за пустынность и по созвучию с Галлиполи прозвали его «Голое поле».


В тяжелейших условиях, не имея подручных материалов и инструментов, солдаты и офицеры, а также их семьи, приступили к обустройству лагерей. В дело шло все: обломки деревьев, камни, трава и даже водоросли. Люди строили палатки и буквально руками рыли землянки…

Впоследствии, известный земский деятель, депутат Государственной Думы Никанор Савич вспоминал: «Люди, входившие в состав полков, батарей и прочих частей, после высадки невольно жались друг к другу. Они были бесприютны и беспризорны, выброшены на пустые и дикие берега, полуодеты и лишены средств к существованию. Большинство не имело ничего впереди, не знало ни языков, ни ремесла»

Но российская армия сумела выстоять, устроить свой мирный быт и адаптироваться к новым политическим условиям. По словам местного историка Ахмеда Тука русские оставили в сердцах жителей самую светлую память.


Население Галлиполи тепло относилось к русским военным. Характерная деталь — за время пребывания корпуса в Галлиполи в отношении жителей не было совершено ни одного правонарушения.

Русские изгнанники нашли в себе силы преодолеть отчаяние, проявить исключительную стойкость и способность выжить в тяжелейших условиях.

Главную роль в этом сыграл командир корпуса Александр Кутепов, офицер старой русской военной школы, прошедший три войны, еще раньше заслуживший у своих подчиненных прозвище «правильный человек».


В Галлиполи исправно неслась военная служба, устраивались военные парады и смотры, действовали шесть военных училищ, две офицерские школы и несколько курсов.

Нарушителей дисциплины ждали сразу три гауптвахты. Вместе с тем, в корпусе велась активная культурная жизнь. Издавались журналы, устраивались концерты, работали два театра: городской и лагерный. Выпускалась даже «устная газета», зачитывавшаяся по репродуктору.

Особенной заботой командования и всего взрослого населения русской общины были детский сад и гимназия имени генерала Врангеля, над которой шефствовала его жена баронесса Ольга Михайловна.

Когда в конце лета до Галлиполи дошли слухи о голоде в России, к командиру корпуса от различных частей поступили ходатайства об удержании однодневного продуктового пайка и отправке его через Красный Крест голодающим. Причем, паек самой армии врачами оценивался как «неполное голодание».

В августе 1921 г. русское командование, вынуждаемое французами и подгоняемое угрозой второй раз зимовать в Галлиполи, ускорило переезд всех оставшихся беженцев в Сербию и Болгарию.

Отъезд продолжился в ноябре: в Болгарию уехали остатки штаба пехотной дивизии, Корниловский и Марковский полки, военные училища, офицерские школы и госпитали.…

В итоге, до конца 1921 года российская армия, кроме, пожалуй, 2-3 семей,  полностью покинула Гелиболу. На проводы был устроен «последний парад» русских частей, на котором Мэр города вручил генералу Кутепову памятные ключи.

Стоит ли говорить о том, что эпидемии, тяжелый труд и недоедание приводило к массовым смертям. За время пребывания в Галлиполи от болезней и полученных ранений умерло 343 человека.



Их похоронили на русском военном кладбище, где 16 июля 1921 года был торжественно открыт памятник, спроектированный и воздвигнутый самими галлиполийцами, принесшими по призыву генерала Кутепова около 20 тысяч камней для его сооружения.


В дальнейшем он разрушился от землетрясения но, по согласованию с турецкими властями восстановлен.

17 мая 2008 года состоялось его торжественное открытие. Большой вклад в дело воссоздания памятника внесла мэрия Ганниболу и центр Национальной славы России.

«Галлиполи — часть того истинно великого и священного, что явила Россия за эти страшные и позорные годы, часть того, что было и есть единственной надеждой на ее воскресение и единственным оправданием русского народа, его искуплением перед судом Бога и человечества», - писал Иван Бунин о Галлиполи в 1923 году.


Татьяна Бутурлина

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.6 (всего голосов: 23).

реклама 18+

 

 

 

___________________