Кто виноват в крахе Украины

__________________________________

 


 Захар Прилепин публицист Захар Прилепин


— В 1991 году мне было 16 лет, папа приходит с работы, и мама говорит: «Вот, у нас Советский Союз развалился, будет СНГ. Это, наверное, более здравая и разумная форма существования», а он отвечает: «Нет, это распалась империя, это навсегда».

Для меня это было показательно, потому что в голове у моей мамы вообще не помещалась мысль осознания того, что Советского Союза, империи, России в этом виде больше не будет. Более того мне как-то рассказывал один из бывших президентов бывшей советской республики, что некоторое время бывшие советские президенты сидели и смотрели на телефон, ожидали звонка из Москвы, когда позвонят и сообщат: «Мол, ребят, мы пошутили, давайте собирайтесь все обратно», потому что это ощущение какого-то безумия произошедшего, оно касалось не только дезориентированных граждан России, но также политических элит, которые были не готовы к случившемуся.

Хотя, конечно, в России были люди, которые отдавали себя отчет в произошедшем и максимально трагично все это пережили. Допустим, поэтесса Юлия Друнина, которая прошла войну и написала те самые знаменитые строки: «Я только раз видала рукопашный, раз наяву. И тысячу — во сне. Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Она покончила жизнь самоубийством после распада СССР. Человек, которые прошел войну, видел рукопашную, переживала бомбежки, она не смогла это перенести. Зато российская постсоветская интеллигенция испытывала необычайный полнокровный праздник и ликовала от всего произошедшего. Какая-то часть ее до сих пор ликует. Если говорить о каких-то диагнозах, почему это тогда произошло, то я лично возлагаю огромную часть ответственности на интеллигенцию, в данном случае постсоветскую. Интеллигенция повела себя на редкость безответственно.

Здесь нужно выстроить структуру. В моем понимании, это либеральная или квазилиберальная и ультранационалистическая интеллигенция. Вот, эта связочка. Одни говорят, что хватит вечно «кормить» Кавказ, Среднюю Азию и все остальное, а другим вообще ничего не жалко. Мне видео попалось на глаза, там Андрей Макаревич поет в 1991 году: «Михаил Сергеевич, отпустите Прибалтику». Он, как начал петь эту песню в 1991 году, так 30 лет поет о том, что давайте все отпускать скорее и куда угодно. Вот эта интеллигенция тогда занимала главенствующее положении в сознании большинства населения. Конечно, мы, наученные советской идеологической машиной, внимали всему этому, всей этой интеллигенции. Были здравые голоса людей, которые сразу объявили о том, что не надо этого делать. Я напомню о том, кто тогда написал обращение к народу: фронтовик Юрий Бондарев, Андрей Проханов, приехал из заграницы Эдуард Лимонов, Александр Зиновьев. Они говорили, что не надо разваливать Советский Союз, но это были голоса-единицы.

Здесь, конечно, мы не можем не возложить ответственность на саму идеологическую машину Советского Союза, которая настолько приучила советских интеллектуалов мыслить в марксисткой догме, что они на какой-то момент вообще разучились думать. Они не смогли сопоставить какие-то элементарные факты и вещи, что так не надо делать, потому что так не надо делать. Интеллигенция молчала, когда ультралибералы и ультранационалисты кричали о том, что все надо ломать и крушить, тогда совсем все будет хорошо. Это наша катастрофа. И ответственность накладывать на Украину не совсем верно, потому что мы сами инициаторы всего этого.

Но здесь другой важный момент. Безусловно, Россия с тех пор, за минувшие 29 лет, проходила мучительно, но уверено по пути морального и ментального выздоровления. Она приходила в себя. Она постепенно и поэтапно отдавала себе отчет в том, что этот выбор, эта интеллигенция и бред происходящего надо забыть, как страшный сон. Может быть, поэтому мы не вполне отрефлексировали, хотя надо отрефлексировать, потому что бесконечная гражданская война, колоссальный экономический упадок — это было продиктовано коллективом Николая Сванидзе. Надо в себе это ощущение зафиксировать. Я думал, что после того, что мы пережили в 1991 году и в момент «перестройки», мы больше к этому никогда не вернемся, а мы опять вернулись. Появились новые молодые либералы, например, Собчак, которые говорят ровно то же самое, что и 29 лет назад. Им внимает огромное количество людей, в том числе молодых. У них нет этой рефлексии. Мы ее не проговорили. Мы за эти 29 лет не проговорили, что так больше делать нельзя. Они опять собираются все сдавать. Что там за ними довлеет, мы не знаем, но славу богу большинство населения Россия на это не реагирует.

Тут придется сказать про Украину, потому что там шел обратный процесс. Там они действительно не вполне осознавали то, что происходит. Славу богу, что были такие люди, как Владимир Корнилов. Его можно вписать в ту когорту людей, которые отдавали себе отчет уже тогда, что будет происходить. Но потом под этим медленным супом, в котором вываривалось все русское и варилось украинское, был усилен огонь на конфорке и стали вываривать вообще весь здравый смысл.

Я помню ситуацию 2014 года, когда украинская интеллигенция, многие мои знакомые, замечательные блистательные киевские интеллектуалы говорили: «Захар, у нас все будет отлично. У нас будет свобода, демократия, будет чудесная экономическая жизнь и процветание». Я нашел метафору тому, что происходит последние 6 лет. Она пришла мне из омоновской молодости, когда я в 90-ые годы наблюдал за происходящим на улицах России. И там были наши несчастные люди, которых называли бомжи. Они быстро теряли человеческий облик, продавали квартиры и спивались. Украина, не в гуманитарном, а интеллектуальном смысле, — это интеллектуальный бомж, который на глазах теряет ощущение человеческого у себя. Сначала они ходили в маечках «жидобандеровец», все весело и нормально, потом выясняется, что Бандера есть, он пропагандируется, бюстики ставятся, это накачивается всей идеологической машиной Украины. Все это есть. Выясняется, что «небесную сотню» они сами перестреляли, выясняется, что торгуют лесом, почвой и всем остальным. Шаг за шагом выясняется полное безобразие случившегося. А киевская интеллигенция молчит. Она — бомж. Она стеснятся сказать, что мы — бомжи. Мы продали себя, свое прошлое, своих дедушек и бабушек. Сам Зеленский стесняется про это сказать. Вот эту потерю человеческого достоинства они не стесняются. Я искренне верю, что украинский народ, как часть русского народа, рефлексирует все это. Какая-то часть, безусловно, не может предать свое прошлое, своих дедов и прадедов, не может от этого отказаться. Как у нас произошло выздоровление по каким-то незримым путям внутри человеческого национального рассудка, должно это и там произойти. Я верю, что, как минимум, половина Украины к этому придет. Как мы к этому пришли, так и она к этому придет. Тогда мы отпразднуем очередной праздник воссоединения Украины с Россией.
 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4 (всего голосов: 16).

реклама 18+

 

 

 

___________________